Выдыхается ли коронавирус, как говорит доктор Мясников? Или дело совсем в другом? — Naked Science

7.1

Александр Мясников, глава Информационного центра по мониторингу ситуации с коронавирусом, заявил, что «вирус как бы фильтруется через наши иммунные силы, каждый раз, попадая в очередной организм, дальше идет немного ослабленный». В связи с этим он ожидает отступления волны заражения «самой по себе». Однако целый ряд научных исследований — да и опыт пандемии «испанки» — указывают на другой, менее благостный сценарий. Попробуем разобраться, что считает наука по поводу некоторого спада в числе зараженных в России: почему он идет и когда ситуация может развернуться вспять.

С точки зрения науки

# COVID-19

# Covid-2019

# эпидемии

Выбор редакции

Доктор Мясников на презентации своей книги в 2018 году / ©Wikimedia Commons

«Как бы фильтруется» ли вирус? Действительно ли он показывает признаки ослабления при переходе от человека к человеку?

Александр Мясников – опытный врач-кардиолог и общей практики, некогда был и главврачом кремлевской больницы, да и сейчас занимает в отечественном здравоохранении не последнее место. В связи с этим его мнение вызывает естественное доверие населения. Да и звучит оно логично:

«Вирус как бы фильтруется через наши иммунные силы и борясь с ними, теряет свою былую мощь. То есть каждый раз, попадая в очередной организм, дальше идёт немного ослабленный. Волна ширится, но через месяц-полтора начинает отступать сама по себе – чем больше людей заражено, тем скорее вирусы теряют силу, способность заражать и убивать… То, что мы видим сегодня – волна спадает, подавляющее число случаев бессимптомно или с минимальными симптомами. Всё, выдохся. Поел вирус, насосался нашей крови и отвалился. Будем надеяться, что надолго. Но в любом случае, если не произойдёт мутации, то большой беды он уже не наделает (если только его опять не назначат «злодеем» СМИ)».

Как опыт США и других стран ставит под сомнение версию Мясникова

Что мешает в это поверить? Попробуем представить себе, что доктор Мясников прав и вирус «как бы фильтруется через наши иммунные силы», «выдыхаясь» с каждым новым зараженным им человеком. Вот, например, эпидемия началась со ста (цифра условная) приехавших в страну: например, в Италию или США – из Китая. Они заразили двести других («второе» заражение), те – еще четыреста (третье). Десятое «поколение заражения» (назовем это так) охватит более ста тысяч человек, а двадцатое – более миллиона.

Западная Вирджиния, США. Группа медперсонала заходит в дом престарелых, где произошла вспышка. Эпидемия в этой стране бушует заметно сильнее, чем в России, но почему-то никаких следов ожидаемого Мясниковым ослабления вируса при переходе от человека к человеку не наблюдается / ©coronavirus-monitor.ru

Это не просто теория: такое гарантированно произошло в тех же Штатах, где только выявленных зараженных коронавирусом 1,78 миллиона. Выходит, даже если там исходно приехало больше ста зараженных, то примерно два десятка «переходов» в очередной организм он сделал.

А теперь возьмем Россию, в которой волна коронавируса «спадает» из-за, как считает Мясников, таких переходов. У нас выявлено почти в пять раз меньше больных, чем в США. Может, в Штатах больше тестируют?

Но на 27 мая там сделано 15,2 миллиона тестов, а в России – 9,7 миллионов. Выходит, на душу населения в России тестов сделали больше, чем за океаном. При этом лишь 3,9% протестированных в нашей стране оказались ковид-положительными, а в США их 11,1%. Легко видеть, что в Штатах количество больных на душу населения просто обязано быть значительно выше, чем у нас.

Но из этого следует, что число переходов от организма к организму у коронавируса было намного больше именно в США, а не в России. То есть в Штатах он должен «выдохнуться» куда сильнее.

И если вирус «ослабел» – при нем должна быть ниже вероятность тяжелых симптомов, утверждает Мясников. Про нашу страну он так и пишет: «подавляющее число случаев бессимптомно или с минимальными симптомами». Раз за океаном «переходов» с организма на организм больше, то и с симптомами там должно быть полегче, чем у нас.

Увы, на практике в США уже за сотню тысяч погибших. Летальность коронавируса там выглядит заметно выше нашей. Впрочем, именно, что выглядит – мы уже писали, почему это не так на деле. Но даже с учетом этого – в США нет никаких признаков более легкого протекания заболевания.

Читайте также  Устремляя взор в глубины космоса. Насколько хорошо вы знакомы с астрофизикой и космологией? — Naked Science

20 апреля 2020 года, жители США на митинге против карантина. На их плакатах высказывается мнение, что ключевая проблема Штатов в этот момент не эпидемия, а карантин, который попирает конституцию / ©Wikimedia Commons

Из всего этого следует, что никаких признаков снижения смертоносности вируса при переходе от человека к человеку пока нет. Мы еще в январе, в самом начала эпидемии, писали, что со временем все новые вирусы, поражающие наш вид, теряют основную часть своей смертоносности. Но это время измеряется многими годами, а часто – и веками. Всерьез говорить о том, что это может произойти за месяцы – невозможно. Подтвержденных примеров такого рода просто нет.

Типичным примером быстрого ослабления вируса считают ту же «испанку», эпидемию гриппа, что бушевала сто лет назад и убила больше людей, чем мировая война. Грипп мутирует исключительно быстро – из известных возбудителей человеческих болезней быстрее мутирует только ВИЧ. Это значит, что смертоносность нового штамма гриппа и падает стремительнее, чем у, например, коронавируса, мутирующего заметно медленнее.

Грипп при переходе от человека к человеку действительно быстро изменяется генетически настолько, что уже через год-два-три эпидемия затухает – и именно так было с «испанкой». Однако даже с ней это нигде не случилось за два-три месяца, как этого ожидает Мясников.

Коронавирусы, известные науке до сих пор, мутируют заметно медленнее гриппа. Поэтому очень сомнительно, что такой вирус может «ослабеть» и «сойти на нет» сам по себе, как это прогнозирует Мясников.

Отчего же тогда эпидемия в России идет на убыль?

Хорошо, допустим, вирус действительно не ослабевает. Но почему тогда мы видим, что в России снимают часть ограничений, а число новых случаев заражения идет на убыль?

Динамика числа выявленных заражений в Москве. На протяжении мая абсолютная влажность воздуха здесь выросла примерно вдвое, а степень самоизоляции не выросла. В теории, наличие в воздухе влаги должно было серьезно ограничить способность вируса передаваться новым заболевшим / ©coronavirus-monitor.ru

Мы уже пробовали ответить на этот вопрос в более раннем материале «Лето против коронавируса: кто кого?» Но там пришли к выводу, что само по себе лето в средней полосе России настолько нежаркое, что в одиночку оно эпидемию не «задавит».

И надо сказать, что пока теплое время года в самом деле не остановило коронавирус в нашей стране. Цифра вновь выявляемых зараженных не падает ниже восьми тысяч в сутки. Это только на фоне недавних одиннадцати тысяч в сутки восемь тысяч смотрятся скромно. Если такая волна не затухнет в ближайшие сто дней, это даст по всей стране еще 0,8 миллионов зараженных и еще более десятка тысяч смертей.

То есть пока «остановки» эпидемии нет – есть лишь некоторое торможение. Если оно не усилится, масштаб жертв в нашей стране может быть огромным.

Но все же торможение присутствует. Если оно не объясняется механизмом, предложенным Мясниковым, то должен быть какой-то альтернативный путь. Что это может быть?

Среди вирусов, распространяющихся воздушно-капельным путем, наиболее изученный – грипп, и он ценен тем, что механизмы его распространения во многом близки к новому коронавирусу. Именно поэтому особую ценность имеет одна особенность – летняя потеря активности, которая случается даже если температура не сильно меняется.

Вот как его описывает эпидемиолог Николай Филатов, член-корреспондент Российской академии наук:

«Есть еще вещи, которые сегодня слабо изучены. Почему-то вирус гриппа, с которым работают в лабораториях, в летний период теряет свою активность. Он находится в лаборатории, там температура одна и та же, какого-то дополнительного ультрафиолета там нет, но он в какой-то момент перестает работать – как в спячку впал, и из нее потом выходит уже осенью. Почему? Неизвестно».

Мы должны заметить, что здесь эпидемиолог, возможно, не вполне знаком с некоторыми научными работами по теме. Еще в 2009 году группа исследователей во главе с Джеффри Шаманом (Jeffrey Shaman) из Университета штата Орегон (США) обнаружила интересный феномен: все достаточно сильные эпидемии гриппа в США начинаются после 17 дней (в среднем) аномально низкой абсолютной влажности.

На верхнем графике аномалии абсолютной влажности (AH) в США, на нижнем графике изменения базового репродуктивного числа (количества людей, которые заражает типичный заболевший носитель) вируса гриппа в США. Чем ниже абсолютная влажность, тем больше человек заражает типичный носитель вирусного заболевания, распространяющегося воздушно-капельным путем / ©Jeffrey Shaman et al.

Слова «аномально низкая» не должны вводить в заблуждение. В отличие от влажности относительной, влажность абсолютная бывает «аномально» низкой практически каждый год – если вы живете в умеренном климате. Случается это зимой: чем ниже температура, тем меньше водяных паров в воздухе.

Читайте также  Легенда о «Хаббакуке»: несбывшаяся мечта гигантского авианосца — Naked Science

Более того, та же работа отмечает: «наши данные указывают, что старт вспышки гриппа совпадает с увеличением количества солнечных дней… и лишь с умеренными аномалиями относительной влажности».

То есть популярная идея, что высокий ультрафиолет снижает заболеваемость вирусными болезнями, не основательна: в солнечные зимние дни УФ больше, но за ними следует повышенная заболеваемость гриппом. Да и относительная влажность сама по себе со вспышками не связана – только абсолютная.

Ничего слишком удивительного в этом нет. Солнечные дни зимой в среднем холоднее, чем пасмурные. При низкой температуре в воздухе очень мало влаги: при 0°C в кубометре воздуха при 100% относительной влажности содержится 4,8 грамм водяного пара. При +20°C — 17,3 грамма, в разы больше. То есть относительная влажность в 50% при +20°C даст абсолютное содержание влаги в воздухе в 8,65 грамма — почти вдвое выше, чем при 0 °C и относительной влажности воздуха в 100%.

Почему низкая абсолютная влажность важна для успеха вирусной вспышки, передающейся по воздуху? В холодное время года в жилье теплее, чем на улице, но воздух в него попадает именно с нее. Абсолютное содержание влаги в нем низкое. И даже если воздух этот – с высокой относительной влажностью, то, попав в дом и нагревшись, он тут же получает очень низкую относительную влажность.

Это значит, что со слизистых оболочек носоглотки (да и из остальных частей организма) вода начинает быстро испаряться: они высыхают. Именно поэтому зимой из носа чаще идет кровь, становится сухой кожа и так далее. Растрескивание покровов человека, как правило, заметно только на микроскопических масштабах, но вирусу и не нужны слишком большие «щели», чтобы попасть вовнутрь.

Коронавирус распространяется в целом так же, как и грипп – с капельками воды в воздухе. Так же, как и грипп, летом он должен передаваться намного слабее. Слабо – но не останавливается совсем, и вот почему.

В помещении, где работает кондиционер, абсолютная влажность воздуха ниже, чем там, где его нет. В офисе летом без кондиционера не очень удобно, особенно если вы носите галстук. И вот коллега, страдающий от жары, выставил +22°C или ниже — и ваша носоглотка перестала быть надежным барьером на пути заражения. Зашли в магазин, особенно большой, где надо ходить по полчаса? Носоглотка тоже успеет подсохнуть. Вышли из магазина, сели в машину, где включили кондиционер? Та же история.

Опаснее всего ситуация в авиалайнере. Он забирает воздух снаружи, где очень холодно и абсолютная влажность ниже грамма на кубометр. После прогрева получается воздух с относительной влажностью в 20%, а то и ниже. Это экстремально низкие цифры, вызывающие дискомфорт у большинства людей и резко поднимающие вероятность заражения, особенно в дальних рейсах.

Можно было бы добавить водяных паров искусственным увлажнением, но… Скажем честно: мы редко делаем это даже в собственных домах, где это недорого. В авиалайнере нужное для увлажнения воздуха количество воды снизило бы полезную нагрузку, что больно ударило бы по кошельку авиаперевозчика. Само собой, этого делать никто не будет, и вы так и продолжите летать в экстремально сухом воздухе.

Как меняется абсолютная влажность в Москве и показывает ли она связь с эпидемией коронавируса?

Протестируем выводы группы Шамана на примере эпидемии коронавируса в Москве. Максимальное число новых выявленных заражений – более пяти тысяч в сутки – здесь было между 2 и 12 мая 2020 года. Понятно, что ПЦР выявляет болезнь не сразу и часть заболевших подхватила инфекцию еще в апреле. Что там было с абсолютной влажностью?

Ну, например, 26 апреля относительная влажность была чуть ниже 50%, а средняя температура – примерно +4°C. Значит, абсолютная влажность в среднем составила три грамма воды на кубометр водуха. В среднем в этом апреле в столице было +4,8°C, абсолютная влажность колебалась в районе 4,0 на кубометр воздуха. Много это или мало?

Сравним с той же Москвой за 1-28 мая 2020 года. Средняя температура за это время составила 11,5 °C, относительная влажность – в среднем близкая к апрельской. Но за счет большей температуры воздуха абсолютная поднялась до 6,1 грамма на кубометр. На 28 мая она дошла до 6,65 грамма.

Когда наружный воздух поступил в квартиры москвичей, их носоглотка должна была сохнуть заметно меньше. Понятно, что магазинов это касается умеренно, и ясно, что рост абсолютной влажности чуть больше, чем в 1,5 раза – не панацея. Но ясно и то, что если Шаман прав, заболеваемость коронавирусом в столице в мае была обязана упасть.

Читайте также  Ученые выяснили, как долго человек сможет прожить к концу века — Naked Science

И действительно: с 15 мая число вновь выявленных больных упало ниже четырех тысяч в сутки, с 20 мая – ниже трех тысяч, а сейчас в районе двух тысяч. Достаточно очевидно, что с конца апреля по середину мая строгость карантинных мер в столцие заметным образом не выросла, и значит она объяснить такое снижение числа зараженных не может.

Из этого получается, что связь между ростом абсолютной влажности и снижением числа зараженных в Москве есть. И что именно она объясняет временный спад числа вновь зараженных.

Значит ли это, что можно расслабиться? В конце концов, лето в Москве хотя и выглядит глубокой осенью в Волгограде, но все-таки абсолютную влажность ниже шести грамм вряд ли уронит.

К сожалению, мы бы не сказали, что этого достаточно. Во-первых, даже две тысячи выявленных заболевших в сутки – это 200 тысяч за сто дней. На сегодня в Москве выявленных больных около 170 тысяч. Еще пара сотен тысяч заболевших – это несколько тысяч дополнительных жертв. Нет повода расслабляться.

Конечно, на юге страны ситуация с абсолютной влажностью совсем иная. В Махачкале на момент написания текста было +23°C, относительная влажность 59% – то есть в кубометре воздуха целых 12,1 грамма воды, чуть не вдвое выше, чем в Москве. Там объективно должно быть проще остановить эпидемию.

Даже при десятке грамм воды в кубометре воздуха сама по себе эпидемия не остановится. Если население решило, что коронавирус его не касается, то оно начнет собираться в очереди за лотерейными билетами, как на этом фото из Бразилии. Такая концентрация людей, периодически заходящих в кондиционируемые помещения, неизбежно вызовет вспышку, что и происходит в различных районах Бразилии / ©Wikimedia Commons

Но ключевыми факторами в нашей жизни остаются не объективные, а субъективные. Чтобы понять, о чем мы, достаточно открыть прессу: «Даже если знают, что это вирус, что можно заразиться, 90% все равно пойдут, потому что не пойти – это “осрамление” рода будет. Люди думают, ну заражусь я, вылечусь, но если не пойду, – это будет позор, это надолго. Вот такое понятие у людей», – сообщает 35-летний Расул Асад из Хасавюрта.

А похороны там – это не похороны в Москве. «В нашем селе собирается около тысячи человек. Они максимально близко контактируют как минимум три дня, говорят, обнимаются, едят. Поэтому, я считаю, похороны сыграли в распространении вируса в Дагестане главную роль», – говорит Ахмед, житель другого населенного пункта республики.

Как мы видим, в Дагестане были проблемы с простейшими карантинными мерами. Часть из них решена, но есть сомнения, что решены все: ментальность трудно изменить за месяц. Поэтому и тут трудно надеяться на то, что абсолютная влажность враз остановит эпидемию.

Лучше всего дела с ней пойдут в тех регионах страны, что теплее и влажнее других, но где разложение традиционного общества зашло максимально далеко, отчего люди максимально разобщены и наименее интенсивно общаются между собой.

Так все-таки, выдохнется ли вирус?

Вернемся к доктору Мясникову. Он делает о новом коронавирусе вывод: «Всё, выдохся. Поел вирус, насосался нашей крови и отвалился. Будем надеяться, что надолго. Но в любом случае, если не произойдёт мутации, то большой беды он уже не наделает (если только его опять не назначат «злодеем» СМИ)».

К нашему сожалению, это не так. Да, сейчас абсолютная влажность растет, к тому же, отключают отопление, да и граждане постепенно выключают отопители. Их слизистые оболочки сохнут все меньше, то есть при прочих равных вероятность заражения новым вирусом падает. Главная проблема именно в «прочих равных».

В Дагестане быстрая вспышка довела до ситуации, когда коронавирусных больных лечили прямо в спешно развернутых полевых госпиталях министерства обороны / ©Russian Defence Ministry/TASS

Даже если население не расслабится, не забудет о мерах социального дистанцирования и к июлю эпидемия встанет – полностью она не исчезнет. У нее в России уже слишком много носителей. А вокруг современного человека слишком много кондиционеров, которые позволят вирусу «по капле» заражать новых людей до осени.

Осенью абсолютная влажность снова и неизбежно упадет, вслед за температурой. Вместо летних 10+ грамм воды на кубометр воздуха мы вновь почувствуем на себе 3-4 грамма, а зимой – и менее одного грамма на кубометр. То есть без вакцины эпидемия никуда не уйдет, благо Россия – не Китай и полноценного карантина организовать не смогла.

Будет ли к осени вакцина? Как мы все понимаем, это очень большой вопрос. И если ответ на него будет отрицательным – вирус может принести осенью и зимой еще больше бед, чем наделал весной. Так, как это было с «испанкой».

Источник: naked-science.ru

Худеем правильно
Добавить комментарий