Екатерина Омецинская: «Эхо холокоста на петербургской сцене»

Точные науки такие – не очень-то их пообсуждаешь. Впрочем, и в естественных состоятельность мнения придется обосновать… Зато историю люди часто бездоказательно крутят как хотят.

Холокост – это человеческие потери, понесенные миром вследствие преследования евреев нацистами. Множеству частных историй и отдельных фактов оценка дана раз и навсегда.

И во имя того, чтобы ничего подобного человечество больше не сотворило, говорить, писать, ставить и снимать о холокосте мы обязаны. Это способ высказать – нет, не мнение – свое отношение к трагедии.

Театр «Комедианты» высказал его спектаклем «Дети Ноя» в постановке Михаила Левшина. Премьера по роману Эрика-Эммануэля Шмитта многих зрителей заставила плакать, хотя речь идет не о гибели, а о спасении бельгийским священником десятка еврейских мальчишек.

Когда герои – дети, перед театром встает трудная задача, от решения которой зависит успех спектакля. Можно рискнуть и пригласить школяров в качестве исполнителей детских ролей, а можно воспользоваться условностью и отдать эти роли профессионалам. Но для крошечного сценического пространства «Комедиантов» неприемлемы оба варианта, и Левшин находит третий, совмещающий в себе два разных вида театра. Наравне с актерами, играющими взрослых, на сцене появляются куклы – те самые мальчишки, спасенные от смерти.

Несмотря на статичность, кукольные герои имеют индивидуальность. Визуально они создают эффект детской беззащитности и физической малости ребенка на фоне взрослых, решающих его судьбу. Этой трогательностью определяется и судьба самого спектакля, не оставляющего в зале равнодушных.

Источник: spbdnevnik.ru

Читайте также  «ПДкасты». Выпуск от 11 июня
Худеем правильно
Добавить комментарий